Сейчас за окном метелит крупными снежными хлопьями, и мне снова хочется туда, в уютный шоколадно-бирюзовый мирок, в кафе «Моменты» (там, где раньше была «Шоколадница»). Туда приходят те, у кого на душе светло. По-другому и не подумаешь, хотя немыслимо, чтобы это гостеприимное гнездышко отторгло упавших духом.

Мы зашли сюда с мамой пару дней назад, изначально просто выпить чаю. Как только мы вошли, я почувствовала, что хочу попробовать, чем тут кормят. Атмосфера тут необычная, хочется назвать ее вкусной, но как-то не с руки так описывать интерьер. Здесь время течет медленно, как будто в параллельной вселенной. Хочется дождаться часа пик, чтобы увидеть, как выглядит зал, наполненный до отказа людьми. Но сейчас утро и заняты только пять-семь столиков. Мы расположились у окна, лицом к залу, и сделали заказ. Согревшись, я стала рассматривать зал.

Вот за угловым столиком кокетливо расположилась девушка лет двадцати шести. Хотя ей может быть и двадцать три, и двадцать девять. Здесь почти возле каждого столика стоит хотя бы одно волшебное мягкое кресло, по-хозяйски величественное и по-свойски уютное. Девушка сидит в одном из этих кресел, наполовину отгородившись от всего зала макбуком. Она сосредоточенно что-то пишет, пальцы летают по клавиатуре. Выражение лица у нее отстраненное, серьезное, но расслабленное. Она работает, но ее дело ей в удовольствие. Она пришла сюда, чтобы настроиться на нужный лад, а здесь, в этом кресле за столиком возле камина, уже украшенного на американский манер красными рождественскими носками из фетра, она абстрагируется от спешки большого города. Возможно, она приходит сюда несколько раз в неделю. Возможно, сейчас она пишет свой первый роман, несомненно, добрый и обязательно о любви. Разве можно писать здесь что-то другое? Для хоррор-авторов больше подходят полуподвальные темные пабы или тихие устаревшие особняки на краю города. Или фаст-фуды, где можно встретить кого угодно. Нет, здесь – ее царство, ее вотчина. Рядом с ноутбуком уже стоит великолепная крупная чашка из добротной керамики, как будто потертая от времени, но в сияющей прозрачной глазури. Рядом уверенно восседает заварный чайничек, неторопливо выдыхающий из задорно вздернутого носика пар от свежеошпаренных чайных листьев. Наверное, какой-нибудь английский бленд. Строгий, но ароматный, надежный и спокойный, он подошел бы ей в качестве сопровождающего сегодня. Может, она будет пить его с лимоном, но точно не испортит молоком. У нее ясный взгляд, она умна, но слегка наивна и романтична, иначе не пришла бы сюда. Она отвлеклась и, в ожидании заказа, поискала глазами официантку. Ее взгляд окинул интерьер и вдруг на ее лице мелькнула довольная полуулыбка. Как же здесь хорошо, читается на ее лице.

Мимо меня проходит между двумя столиками официантка, неся поднос. Она направляется к столику девушки, за которой я наблюдаю вот уже минут пятнадцать. На небольшой тарелке, стоящей на подносе, расположились красивые румяны сырники под ягодным соусом, их аромат чуть тормошит меня, еле уловимым шлейфом пробуждая мои вкусовые рецепторы. Может, я сейчас тоже закажу себе сырники, и тогда мы вдвоем будем наслаждаться этим домашним чудом. Но я спохватываюсь, когда передо мной ставят чудесный салат с лососем. Мама заказала себе нежную закуску из баклажанов с кедровыми орешками и мягким сливочным сыром.

Мы принимаемся за еду и разговариваем о всяких мелочах, но краем глаза я продолжаю наблюдать за девушкой за угловым столиком. Она радостно улыбается, когда перед ней на стол становится тарелка с этими сырниками. Наверное, она заказывала их на прошлой неделе и с тех пор мечтала попробовать их снова. Салат восхитителен, чуть кисловатый соус заставляет меня подумать о более плотном обеде, но на него сейчас нет времени. Утаскиваю у мамы с тарелки один баклажанчик и, наслаждаясь сменой вкусов и текстуры, снова оглядываю зал.

Слева от меня, за столиком почти возле входа, сидит другая девушка, чуть постарше и чуть более собранная, чем первая незнакомка. Она тоже с ноутбуком, но перед ней только что поставили чашку густого кофе. Над чашкой вьется дымок, а девушка что-то говорит своей официантке. Очевидно, это дополнение к заказу, потому что та одобрительно кивает головой и знаком показывает, что все будет готово через минуту. Девушка возвращается к изучению чего-то важного на экране, но через пару секунд глубоко вздыхает: на нее подействовал аромат кофе, и она делает большой глоток, чуть обжигаясь, но с жадностью, как будто это ее первый кофе за месяц. На мгновение ее загораживает влюбленная парочка, они только что украдкой обнимались за столиком напротив. Они уходят, поглощенные собой. Не уверена, что они вспомнят, что они заказывали здесь, но на их лицах улыбки, значит, им здесь было хорошо. Девушка отрывается от кофе и продолжает работать.

Я улыбаюсь вслед парочке и, жуя салат, перевожу взгляд правее. А вот и еще одна самодостаточная молодая женщина. Она сидит за столиком рядом с кассой, возле прохода во второй зал. Видно, что она предпочитает сидеть лицом к окну, потому что периодически выныривает из-за экрана своего мака и поглядывает на улицу. Не похоже, чтобы она ждала кого-то, скорее, ей просто нравится простор. Официантка забирает ее тарелку, почти чистую, совсем без остатков пищи. Непонятно, что она ела, но судя по ней, вкус у нее требовательный. Она не накрашена, но выглядит привлекательно, у нее длинные, собранные в хвост волосы, и она тоже занята. Перед ней лежат несколько телефонов, зарядка от ноутбука тянется к стене. Ее пальто небрежно брошено рядом с ней на диванчик. Ее интересует работа и только работа, и она должна быть сделана безупречно. Все остальное – мелочи, хотя здесь они, судя по всему, очень приятные. Вот она поймала проходящую мимо официантку и попросила меню. Она здесь надолго, возможно, на целый рабочий день. Неплохо, я тоже думаю о десерте.

На потолке посередине зала приклеены большие буквы, образующие слово «МОМЕНТЫ». Может быть, это романтическое название подтолкнуло меня к наблюдениям сегодня. Я увидела наслаждение работой, стремление к желанному, пусть и недолгому, одиночеству. Я наблюдала за этими тремя девушками и испытывала ни с чем не сравнимое созерцательное удовольствие. Они были спокойны и наслаждались каждой минуткой, каждым кусочком, каждой напечатанной ими буквой. И все же я порадовалась, что именно сегодня, именно здесь я не сижу точно так же, как они, с ноутбуком, как я часто делаю. Я – одна из них, но сегодня я смогла посмотреть на себя со стороны.

Наверное, я тоже счастлива, как они. Особенно в такие моменты.